Category: образование

Kvakin_1

A.Scarlatti. "Il primo omicidio overo Cain". ## 8-9, Авель



Нилуфар Гоибова (сопрано)
Камерный оркестр МГУ




АВЕЛЬ
Обожаемые родители,
Не терзайтесь так, Бог – милосерден,
И так же, как ненавидит Он грехи,
Так же любит Он и раскаянье.
Надеяться осмелюсь,
(Пусть перед божественным взором предстать я недостоин),
Что мое жертвоприношенье успокоит Его гнев.

9.Ария
Из моего стада чистого агнца –
Самого белоснежного, самого прекрасного –
Я выберу для закланья.
И от фимиама и отборного миро
Вспыхнет прекрасное пламя,
Которое я ему преподнесу вместе с моим сердцем.

/пер. Андрея Шарапова/
Kvakin_1

A.Scarlatti. "Il primo omicidio", ## 16, 17. Abel and Cain



запись с концерта 23 декабря 2016 на 31 этаже в Ротонде Музее Землеведения.

Авель - Нилуфар Гоибова (сопрано).
Каин - Наталия Зыкова (контральто).

Камерный оркестр МГУ,


16. Речитатив
АВЕЛЬ
Мои родители, как быстро возносится Мое пламя в небеса,
и как оно сияет!

КАИН
Мое же пламя отказывается разгораться
и отклоняется в сторону,
Стесненное и пасмурное;
о несправедливый жребий!

17.Дуэт
АВЕЛЬ. Милосердный Бог, каждое мое стадо
Хотел бы заклать ради твоей славы.

КАИН
(в сторону)
Я ощущаю, как пылаю гневом И желаю отомстить.

АВЕЛЬ
Твоего взора я не заслужил,

КАИН
(в сторону)
Ты умрешь, брат недостойный,

АВЕЛЬ
И хочу всегда тебя почитать.

КАИН
(в сторону)
Больше не могу тебя терпеть.

/пер. Андрея Шарапова/
Kvakin_1

Первое убийство и др. на 31-м этаже МГУ:

Ох, давненько не брал я в руки шашек (знаем мы вас как вы плохо играете)

25 марта, пятница, 18.30
Музей Землеведения МГУ им. М.В. Ломоносова
Зал-ротонда на 31-м этаже Главного здания МГУ
Цикл "Музыкальные вечера на 31-м этаже"

Вечер тридцать девятый: "Два великих итальянца"

В программе:
Алессандро СКАРЛАТТИ (1660 – 1725)
Сцена из оратории "Каин  или Первое человекоубийство"
Антонио ВИВАЛЬДИ (1678 – 1741)
Арии из оратории "Торжествующая Юдифь"
Концерт ля-минор для траверс-флейты и струнных
Концерт си-бемоль мажор для скрипки, виолончели и струнных
Концерт до-мажор для скрипки, двух виолончелей и струнных

Исполняет
Камерный оркестр МГУ
основан в 1967 году Эдуардом Гиндиным
художественный руководитель Александр Константинов

Cолисты:
Нилуфар ГОИБОВА (сопрано)
Ольга ВЛАСОВА (сопрано)
Наталия ЗЫКОВА (альт)
Екатерина ДРЯЗЖИНА (траверс-флейта)
Александр КОНСТАНТИНОВ (скрипка)
Анна САХАРОВА (виолончель)
Агафия СЕРДЮКОВА (виолончель)
Александр ШЕСКИН (виолончель)

Главное Здание МГУ на Воробьевых горах (м. «Университет»)
Вход по билетам Музея землеведения
Справки и заказ билетов по тел. +7 (495) 939-29-76, 939-14-15
Kvakin_1

к "Герою нашего времени" Гоголя. Гениальный юрисконсульт.

Давно обещал нескольким друзьям найти этот фрагментик из заключительной главы второй части "Мертвых душ". Фрагментик этот не входит в канонический текст, но есть в одном из вариантов начала главы. Воможно, Гоголь намеренно решил не конкретизировать и не делать смешным образ юрисконсульта, который в самом конце главы поднимается до уровня зловещей фигуры, олицетворяющей грозящее России зло.

Предыстория: Чичиков, получивший два дня назад по поддельному завещанию quantum satis и уже почти что заказавший себе фрак лучшего сукна бутылочно-зеленого с искрой наваринского дыма и пламени цвета, узнает, что неожиданно нашлось настоящее завещание и дело пахнет керосином. Чичиков отправляется за помощью к юрисконсульту слава о необыкновенных делах которого уже давно будоражит губернию.

"Чичиков тот же час приказал подать экипаж и отправился к юрисконсульту. Этот юрисконсульт был опытности необыкновенной. Уже пятнадцать лет как он находился под судом, и так умел распорядиться, что никак нельзя было отрешить от должности. Все знали его, за подвиги его следовало бы шесть раз уже послать на поселенье. Кругом и со всех сторон был он в подозрениях, но никаких нельзя было возвести явных и доказанных улик. Тут было действительно что—то таинственное, и его бы можно было смело признать колдуном, если бы история, нами описанная, принадлежала временам невежества.
Юрисконсульт поразил холодностью своего вида, замасленностью своего халата, представлявшего совершенную противоположность хорошим мебелям красного дерева, золотым часам под стеклянным колпаком, люстре, сквозившей сквозь кисейный чехол, её сохранявший, и вообще всему, что было вокруг и носило на себе яркую печать блистательного европейского просвещения.
Не останавливаясь, однако ж, скептической наружностью юрисконсульта, Чичиков объяснил затруднительные пункты дела и в заманчивой перспективе изобразил необходимую последующую благодарность за добрый совет и участие.
Юрисконсульт отвечал на это изображеньем неверности всего земного и дал тоже искусно заметить, что, журавль в небе ничего не значит, а нужно синицу в руку.
Нечего делать: нужно было дать синицу в руки. Скептическая холодность философа вдруг исчезла. Оказалось, Collapse )
"Нет, этот человек, точно, мудрец", — подумал про себя Чичиков и расстался с юрисконсультом в наиприятнейшем и в наилучшем расположении духа.